Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

(no subject)

Вчера заснула вместе с ребенком в 8 вечера, благодаря чему встретилась с собственным подсознанием. Удивительные вещи в нем происходят.
Я написала дисер на тему "Трамвай как микрокосм русской истории". Там как-то много авторов, запомнила только Гумилева, Зощенко, Бродского и Кушнера (зачем Кушнер?). Окуджава со своим синим троллейбусом ушел в приложение как не доехавший до предмета исследования, но двигавшийся в верном направлении.
Сама я при этом была Дэгни Таггарт (из "Атлант расправил плечи"), которая возвращалась из Долины Галта в Нью-Йорк. На поезде.
Но действие, судя по наличию совершенно реальной и очень подкованной в трамвайной теме olkab, происходит в Израиле.
Моего научного руководителя, как и в жизни, звали Игорь Николаевич, но внешне это явно общий сын Эйнштейна и Лотмана. Из того, что общался он со мной чрезвычайно почтительно, могу заключить, что работа про трамвай - не единственное мое научное достижение в этом странном мире.
Я даже хотела встать и записать свои ценные ночные откровения про трамвай и русскую историю, но Алиска именно в этот момент решила повпитывать науку с молоком матери и намертво присосалась к ейному светочу.

Нора Яворская

Первой женщине моего сына
Капелька человеческого потока,
Может, Наташа, а может, Ирина, —
Где-то идет, каблучками цокая,
Первая женщина моего сына.
Первая в жажде, первая в поиске,
Вечная или случайная?
Где повстречается — в парке, в поезде?
Застенчивая? Отчаянная?

Светят коленками
В юбочках «мини»
Студентки и секретарши…
Ты, что проявишь мужчину в сыне,
Моложе его или старше?

Если старше…Смиренно прошу, не
воинственно,
Слов не прячь сокровенных, нежных,
Не вымещай на моем, единственном,
Обиду на твоих прежних.

Чтоб не прошла ты, первая женщина,
По душе сыновней, как трещина.
Чтоб не проклял твои он двери,
Чтоб, ликуя, сердце — в ребро,
Чтобы шел от тебя и верил,
Что женщина — есть добро…

Ну а если моложе… Если
Цел еще и косичек лен, –
Я хочу, чтоб в тебе воскресли,
Сын мой, рыцари всех времен.

Чтоб от первой взрослой постели
Глаза ее не опустели.
Чтоб тобой человечность мерила,
В голосишке чтоб — серебро,
Чтобы шла от тебя и верила,
Что мужчина — это добро.

1968

Отсюда