Исследователи и путешественники

Сегодня сказала детям: "Я вами так горжусь!" А они обрадовались и почему-то удивились. И тут уже я удивилась, ведь для меня это, кажется, так обычно - восхищаться своими детьми: их рассуждениями, их находками, их поступками, их достижениями. Я думала, это очевидно. Оказывается, нет. Отныне обязуюсь чаще им говорить о своих чувствах.
А сегодняшний повод для гордости - это презентации детских проектов. Уже год мы с группой друзей раз в неделю собираемся для совместного изучения интересных детям тем, которое выливается в создание индивидуальных проектов. Темы предлагают дети, задача взрослых - помочь детям изучить выбранную тему. На каждый проект уходит в среднем 2-3 месяца. Начали мы с викингов, на весну и лето очень удачно пришлась ботаника, потом был космос. С середины сентября мы погрузились в тему путешествий и исследований.

Collapse )
Hat_Look_Semi_Look

Поэзия и работа мозга

Лингвист Филип Дэвис из Школы Английского Языка Ливерпульского Университета (Philip Davis, from the University’s School of English)… доказал, что шекспировские тексты, в отличие от обычных, заставляют мозг активно работать

Владимир ГУБАЙЛОВСКИЙ
Письма к ученому соседу
Письмо 10. Поэзия и работа мозга

Мне говорят: «Визуальные искусства вытесняют чтение. Визуальное окончательно победило вербальное. Мы забыли книги и предпочитаем смотреть сериалы».
В этом есть много правды, но, на мой взгляд, дело обстоит не совсем так. Не знаю, был ли Советский Союз «самой читающей страной», но, кажется, советский человек (да и не только советский, а вообще человек индустриальной эпохи) читал другое и по-другому.
Объем чтения, объем потребления вербальной информации в последние лет десять как раз сильно увеличился. Когда человек «зависает» в Фэйсбуке или «Вконтакте» ежедневно часа на два-три (что совсем не редкость), он в основном читает. Но Фэйсбук воспринимается как отдых, и нагружать себя трудными текстами, которые требуют критического осмысления и интерпретации, хочется не всегда (честно говоря, очень редко хочется).
Чтение фрэнд-ленты — это именно серфинг, то есть скольжение по поверхности, с редкими необременительными погружениями: нырнули за красивым камешком (повелись на броский заголовок), прочитали (а точнее, пробежали глазами примерно 20% текста), выскочили и поскользили дальше.
Фактически Фэйсбук, как и другие социальные сети, — бесконечная (именно бесконечная — дочитать достаточно большую фрэнд-ленту до конца невозможно) колонка происшествий, анекдотов, случаев или разговоров «пикейных жилетов», то есть последняя страница старой «Литературки». Но «Литературка» состояла не только из «Клуба 12 стульев».
Спрос в данном случае рождает предложение: трудные тексты вымываются, их не «лайкают», не «расшаривают», и они благополучно тонут. «Очень много букв» — это приговор.
Но объем прочитанного огромен: постоянный пользователь Фэйсбука прочитывает за день десятки тысяч знаков, за месяц — это объем «Войны и мира».
Вне Сети люди в основном читают детективы, фантастику, дамские романы и раздражаются, когда вдруг сталкиваются со сложными, не сразу понятными текстами, а все глубокие тексты, увы, именно таковы.
Я совершенно не хочу беспощадно бранить наш век, но должен констатировать именно такое положение дел.
Почему такое положение дел не очень хорошо в первую очередь для самого читателя, я и попробую поговорить. Сразу отмечу главное — мозг при поверхностном чтении гораздо менее активен, чем при чтении трудном. И если он почти все время недогружен — он деградирует.

Еще в 2006 году доктор биологических наук Елена Наймарк написала заметку1, в которой подробно рассказала об эксперименте, поставленном группой британских ученых (ну куда же деваться, если они действительно — британские ученые) под руководством Филипа Дэвиса. Я приведу достаточно большой фрагмент из ее давней заметки вот почему. Сравнительно недавно, в 2013 году, о работе Филипа Дэвиса написал The Telegraph2 и привлек к его результатам широкое внимание. Когда мы с Еленой обсуждали работу Дэвиса, она высказалась о ней достаточно скептически, но теперь, по-видимому, можно сказать, что результаты вполне подтвердились.

«Лингвист Филип Дэвис из Школы Английского Языка Ливерпульского Университета (Philip Davis, from the University’s School of English)… доказал, что шекспировские тексты, в отличие от обычных, заставляют мозг активно работать.

Collapse )

Татьяна Касаткина: Очень хороший текст. Что, впрочем, неудивительно :)
Я бы добавила от себя (продолжая? или проговаривая более внятным мне языком? мысль автора): художественный текст еще потому развивает память и мозг, что его чтение, как раз, не может иметь конечной целью однозначную интерпретацию слова в контексте, как это происходит при странном употреблении слов в прагматической речи. Суть художественного текста в том, что слово должно сохранить "ауру", поле смыслов в полноте - и только тогда истинный смысл текста открывается читателю. Слово в художественном тексте устанавливает связи как в непосредственном контексте, так и за его пределами, и связи за пределами непосредственного контекста (единственного, который учитывается обычно прагматически) - более важные связи для истинного смысла текста, чем контекстуальные связи. Художественный текст учит видеть не линию связей, а поле связей, не линию причиностей, а поле причинностей. И если читающий этому реально учится - он начинает и совершенно иначе воспринимать текст своей жизни и истории окружающих - так, что иногда это выглядит, как могучее колдунство :) - а является всего-навсего следствием правильного обучения на уроках литературы :)



Варяги, Древний Новгород, берестяные грамоты

В субботу начали с домашнего задания: я показывала картины, которые ребята выбрали для сочинения, а они зачитывали домашние заготовки вслух и обсуждали. По ходу выяснилось, что не все сказки знают, поэтому я ещё сказки рассказывала в процессе. Ваня придрался к моему пересказу сказки о "Сивке-бурке", а Р. знает "Конька-горбунка" и тоже имел к Сивке-Бурке претензии, так что мы опять углубились в  сказки,  в особенности бытовая фольклорного текста и в отличия фольклорного произведения от авторского. Обсуждение заняло много времени, но явно того стоило.

А я готовила перемещение в Древний Новгород. Ещё с лета готовила, когда везда из деревни берёсту и пчелиный воск. Канцелярия древнего новгородца:

Collapse )

кружок

Описывать в одном тексте работу кружка за полтора очень насыщенных месяца мне не понравилось: слишком много времени отнимает и получается очень длинно. Всё-таки лучше по свежим следам.
Collapse )

кружок, год 3

В этом году у нас очень здорово началась работе в кружке. Я так довольна происходящим и так увлечена подготовкой, что не остаётся времени на описание.

Collapse )

Выбор Эдит Эгер

Перед отъездом сдаю книги в библиотеку. Почти все уже сдала. А эту каждый откладываю: не сейчас, успею сдать. Нехорошо поступаю: лишаю кого-то возможности случайно набрести на неё и прочитать.
На русском нет, а тем, кто читает по-английски, - очень рекомендую.

Эдит Эгер, "Выбор". Мемуары женщины, пережившей Освенцим. Такое чтение не может быть лёгким. Тем удивительнее те чувства, которые возникают по ходу чтения и которые остаются, когда книга уже отложена в сторону. И твой личный ад кажется уже не адом, а так, адочком. И новые резервы открываются в неожиданных местах. Читаешь книжку о другом человеке, а узнаёшь новое о себе.

We don’t know where we’re going. We don’t know what’s gonna happen. Just remember, no one can take away from you what you’ve put in your mind.

Я это повторяю теперь, как мантру, себе и детям. И историю Эдит Эгер у меня тоже уже никто не заберёт, хотя книжку и придётся вернуть в библиотеку.

"Избушка на курьих ножках" Софи Андерсон

Дочитала ребёнкину книжку, «Избушка на курьих ножках» Софи Андерсон. Ему друг посоветовал, а мне стало любопытно, как там русский фольклор изобразили. Ваня отозвался скупо: «Понравилось». Но явно ждал, пока  я дочитаю, чтобы поговорить.


Collapse )

кружок

Урра! Запишу по свежим следам занятие, которое было только вчера.
После освежающего купания, в которое отправила команда "Беды" флотилию инфернального Кусаки, "Беде", увы, недолго случилось радоваться. Пережив тайфун, экипаж потерял Лома, который полетел на воздушном змее в сторону Японии. И только, казалось бы, дело опять наладилось благодаря изобретательности Врунгеля, как налетел из тумана миноносец.
На этом останавливаемся, поскольку миноносцы близки мальчишеским сердцам. У меня есть набор игры Top Trumps с военными кораблями. Поразглядывали карточки. Определяли страну по флагу (заодно потренировались с теми флажками, которые у меня есть), смотрели, какие характеристики указаны на карточке. В списке есть displacement - водоизмещение. Будем разбираться, что это такое.

Collapse )